Открытое письмо Президенту России

От гражданина России

Ларионова Владимира Петровича

Президенту Российской Федерации

Путину Владимиру Владимировичу

 

Уважаемый Владимир Владимирович,

Прежде всего, о том, что побудило меня написать это письмо.

Это участившиеся в последние недели заявления о том, что после Вашей смерти в России все вернется на «круги своя» и восстановится уклад девяностых, столь милый говорившим о нем, и столь страшный для меня лично. Чтобы не быть голословным, я могу упомянуть, что слова эти я слышал на «Эхе Москвы» в выступлениях Белковского и Шендеровича. Это при том, что данную радиостанцию я слушаю крайне эпизодически.

Теперь постараюсь объяснить, почему данные высказывания произвели на меня столь негативное впечатление.

Так сложилось, что до крушения Советского Союза я работал в партийных органах, а сразу после путча, из-за угроз в адрес моей семьи, мне пришлось уехать за границу. Где я и находился до начала нулевых. Возвращение мое, правда, не было добровольным, а было связано с попыткой отстоять свои права в конфликте с транснациональной корпорацией Кока-Кола.

Вернувшись в Россию, я принял все здесь происходящее, и, несмотря на все здесь происходившее со мной, никогда не переставал оставаться патриотом своей Родины.

Что же именно стало причиной моих страхов?

После президентских выборов, в которых Вы победили, наше Правительство вместе с Государственной Думой ведут крайне странную деятельность, понять которую я, как, впрочем, и многие мои соотечественники просто не можем. Под лозунгом, что надо где-то найти деньги для исполнения Майского Указа (причем, не объясняя для чего именно и в каких размерах) они повышают налоги. Заявляют о повышении пенсионного возраста, называя это деяние пенсионной реформой. Хотя не приводят в ее сопровождение ни чего, кроме лозунга, что денег на пенсионеров не хватает, а будет еще хуже.

Наверно, все это можно было бы как-то пережить. Ну, пережили же мы девяностые (хотя для моего поколения они стали роковыми).

Хотя Вы не говорите о нашем государственном устройстве, я попытаюсь описать его так, как это видно изнутри.

Россия на своем внешнем контуре вновь стала субъектом международного права. Пусть это многим и не нравится, но для меня лично, прожившего девяностые за рубежом, признание силы моей страны, возвращение уважения к русским, пусть и через страх, является достаточным основанием для возвращения гордости за свою Родину. Это намного лучше необходимости ежедневно доказывать, что русский ничем не хуже любого другого.

С другой стороны внутри государства собрана устойчивая чиновничье-бюрократическая конструкция, которая хоть как-то работает. Я даже не знаю, как ее определить. Эта конструкция не имеет никакого отношения ни к капитализму, ни к социализму, как, впрочем, и ни к какой другой известной формации.

Чиновничий мир в нашей стране превратился в некую касту, внутри которой существуют топ-менеджеры , практически приватизировавшие все госкорпорации, а также все остальные работники министерств, ведомств (кстати независимо от того – федерального или местного уровня), самых разных надзоров и прочих около государственных образований. Объединяет их то, что свое содержание они получают за счет бюджета государства. А кроме того полное отсутствие какой-либо ответственности.

Наверно надо проиллюстрировать написанное. Я сделаю это на примере из собственного опыта (только потому, что могу полностью отвечать за достоверность написанного).

Получение общегражданского паспорта для меня длилось ШЕСТЬ ЛЕТ. В Федеральной миграционной службе очень быстро установили, что, как гражданину России мне должен быть выдан паспорт, но обосновывая, что установить мою личность нет возможности, из-за отсутствия каких-либо документов с фотографией из прошлых лет нет, отказывались выдать паспорт. Попытки обратиться в вышестоящие инстанции ФМС, обращения во все возможные инстанции, вплоть до писем в Ваш адрес, заканчивали свой путь в столе чиновницы районного отдела ФМС, как впрочем, и Депутатский запрос Депутата Государственной Думы на имя Генерального Прокурора. Надо сказать, что ни на одно из обращений даже не было сделано попытки дать хоть какой-нибудь ответ. Паспорт, в конце концов, был выдан, но скорее в силу случайного стечения обстоятельств.

При этом за те шесть лет, что тянулась выдача мне паспорта, паспорта были выданы огромному количеству приезжих из южных республик.

Как сказала одна чиновница из ФМС по городу Москве, все это произошло потому, что я НЕ УМЕЮ ДОГОВАРИВАТЬСЯ. Приезжие, похоже, договариваться умеют.

Если кажется, что этот частный случай, который не может охарактеризовать всю систему, то приведу еще один, из казалось бы совершенно другой сферы.

Попытка восстановить действие патента, который прекратил быть поддерживаемым Роспатентом из-за неуплаты своевременно пошлин, пожалуй, может охарактеризовать и другие стороны чиновничьей действительности.

Прежде всего, о самом Роспатенте. Это сегодня огромное архивное ведомство, которое оказывает услугу по хранению материалов за плату, называемому патентной пошлиной. Действует это ведомство на основании Административного регламента, написанного на основе ЧАСТИ Гражданского Кодекса Российской Федерации, и активно защищается от применения статей ГК РФ, не включенных в Административный регламент. О какой бы то ни было защите прав авторов здесь речи не идет.

Формально для разрешения споров в сфере авторского права существует Суд по интеллектуальным правам. Но и он действует в той же самой системе и для ее защиты.

Почему я так утверждаю?

Да, потому что Суд одновременно не принимает во внимание несоответствие Административного регламента Роспатента Гражданскому Кодексу, и не признает факта того, что человек лишенный паспорта становится неправоспособным, а с паспортом, восстановленным в пятьдесят восемь лет, лишенным каких-либо социальных выплат и пособий, является всего лишь частично дееспособным.

Но чиновники Роспатента являются неотъемлемой частью чиновничье-бюрократической системы, а потому,ну право, разве может быть правда на стороне фактического БОМЖа в споре с СИСТЕМОЙ?

Да, и вся система защиты авторов изобретений не предусматривает их защиты.

Так, еще при попытке обратиться в Суд с иском о нарушении авторских прав корпорацией Кока-Кола мне пришлось последовательно пройти Дорогомиловский районный суд, Московский городской суд, Суд по интеллектуальным правам, и наконец, дойти в Арбитражный суд города Москвы, который был вынужден принять иск к рассмотрению, просто потому что являлся последним в цепи судов первой инстанции и ему было некуда переадресовать рассмотрение иска. Причиной же странствий является то, что в разграничении компетенций судов просто отсутствует категория иска правообладателя частного лица к компании или же корпорации.

Интересно то, что принимая решение по поданному иску, судья согласилась с доводами адвокатов корпорации, что данный иск находится вне юрисдикции суда, и что корпорация Кока-Кола неподсудна российским судам.

Я привожу эти два примера, пусть несколько экстремальные, как очень ярко иллюстрирующие принципы функционирования нынешней чиновничье-бюрократической системы.

Система эта на определенном этапе развития может быть и полезна для общества. Она тяготеет к наведению порядка на улицах, борьбе с дикой преступностью, соблюдению законов в обществе, упорядочиванию сбора налогов. Но, являясь саморазвивающейся, с некоторого момента своего существования (после формирования чиновничества, как клан) она начинает активно тормозить развитие общества. Создаются искусственные препоны в получении молодыми людьми высшего образования. Причем делается это не обязательно путем ограничений и запретов, а в том числе за счет формирования общественного мнения о бесполезности такового образования. Молодежи подбрасываются формулы успеха, заключающиеся в необходимости работать по восемнадцать часов в день, начала трудовой деятельности с четырнадцати лет и прочие.

Идеалом для развития этой системы является создание некоей конструкции, при которой контроль за ее деятельностью будет отсутствовать полностью, будет обеспечено бесперебойное финансовое обеспечение, члены клана будут иметь возможность проводить свободное время не сталкиваясь ни с какими ограничениями.

Фактически, вольно или невольно, идеал до самых мельчайших деталей совпадает с виденьем будущего России, озвученном Маргарет Тэтчер во время одного из заседаний Билделбергского клуба. Это ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ жителей, которые обслуживают условную «трубу».

Наши три миллиона чиновников, пожалуй, были бы не против делегировать управленческие функции куда-нибудь вне (только подальше), оставив в качестве «народа» только тех, кто обслуживает эту самую «трубу», то есть те сырьевые отрасли, которые отчисляют налоги на содержание чиновничье-бюрократического аппарата.

Все прочее – Крым, оборонную промышленность, авторские права, армию – этот клан рассматривает всего лишь, как раздражающий Запад фактор, из-за которого они ограничены в своей свободе тратить деньги. Все эти факторы представители клана поминают недобрым словом к месту и не к месту.

В идеальном для них устройстве мы им не нужны. И единственным вопросом остается только каким именно образом они будут нас изводить – по мягкому варианту (убейтесь об стену или сдохните самостоятельно), или же найдут какой-нибудь жесткий вариант, при котором депопуляцию можно будет провести ускоренным способом. Одно несомненно – добиваться этого они будут в первую очередь.

Можем ли мы хоть   как-нибудь повлиять на эту ситуацию?

К сожалению – НЕТ

Чиновничье-бюрократический аппарат не зависит от выборов, в их назначениях мы не принимаем никакого участия. Он является самовоспроизводимым.

Если говорить образно, то он (этот самый чиновничье-бюрократический аппарат) подобен подушке, находящейся между верховной властью и народом, и гасящей любые воздействия, хоть снизу, хоть сверху.

Кстати, от воздействий «снизу» они уже защитились практически идеально. Система обращений граждан настроена таким образом, что обращение оказывается у того, кто стал причиной этого обращения, а регламент позволяет сделать пометку «автору дан устный ответ» и после этого списать обращение с контроля (благо никто не проверяет).

Впрочем, и другие способы воздействия на СИСТЕМУ не более продуктивны.

Приведу пример из собственного опыта

Видя несовершенство раздела Гражданского Кодекса в части защиты изобретателей, и считая, что в наступающем времени именно защита и развитие интеллектуальной собственности выйдет на первый план, я попытался сделать хоть что-то. Найдя поддержку в Экспертном совет одной парламентской партии, были сформулированы не только замечания , требующие внесения изменений в закон, но и меры позволяющие при существующем законе хоть немного, но улучшить ситуацию. А дальше был Комитет по законодательству Государственной Думы, в котором мне объяснили, что они и без того рассматривают пятьсот законодательных инициатив, что план-график у них сформирован на длительное время вперед, и для подобной «ерунды» у них нет ни времени, ни возможностей.

Почему я решил вынести все выше написанное в открытое письмо?

Думаю, почему оно открытое, прочитавшим его, объяснять не надо. Что же касается остального, то мне (как думается и многим другим) очень хотелось бы увидеть хоть какие-нибудь намеки на обуздание чиновничье-бюрократического клана. Ибо сейчас видны только их действия по усилению собственного могущества и подготовки почвы для дальнейшего «закукливания». А единственной надеждой на то, что этого не случится остаетесь только Вы.

Боюсь ли я того, что может произойти?

Вряд ли.

После того, как мне довелось выстраивать с нуля жизнь за границей, отвечая при этом за своих близких, а потом выжить на протяжении шести лет без угла и документов на Родине, испугать меня, может и можно, но сложно. А вот потерять еще раз гордость за свою Родину будет очень болезненно.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*