Армянских беженцев, проживших 27 лет в гостинице «Останкино», решили выселить

Сейчас Жанне Джавадовне 76 лет. Когда пришлось сорваться с насиженного места, ей не было еще и пятидесяти. «Нас вынуждали покинуть Баку — город, в котором я родилась и выросла. Почти все мои близкие попали в заложники. От всего пережитого мой когда-то мощный голос сел. Старшая сестра вообще думала, что сойдет с ума. Это было страшно. Меня эвакуировали в Москву, а сестру отправили в Геленджик. Я оказалась в чужом городе без регистрации и необходимых вещей — собирали все по минимуму. На работу я устроилась благодаря доброте главного врача поликлиники, которая выслушала мою историю и устроила медсестрой. Зарплата была очень скромной, денег всегда хватало впритык, но жить можно было». Тем более что у нее было главное — крыша над головой. Беженцев, которых эвакуировали в Москву, в то время расселяли по свободным местам в гостиницах. Жилье не бог весть какое. В 15-метровой комнатке — кровать, стол, стул, тут же гардеробная со всеми сезонными вещами и кухня. Все это буквально стоит друг на друге. Чтобы помыться, нужно спускаться в подвал, туалет один на весь этаж. Но и этого, ставшего уже привычным обиталища она вскоре лишится. Так же как и еще двое беженок-пенсионерок, оставшихся в гостинице «Останкино»…

В начале 2000-х годов отели начали переходить в частную собственность, и встал вопрос — куда девать сбежавших от войны людей. Некоторые новые владельцы быстро его решили, предоставив беженцам отдельные квартиры. Другим повезло меньше… «Вдруг гостиница переходит в частную собственность, и начинаются издевательства со стороны ее новых владельцев. Первые требовали, чтобы мы платили за проживание. Мы объясняли, что нас сюда заселило московское правительство и ничего мы им не должны. Мы выиграли суд. Судья указала, что гостиницу они брали «с обременением», когда государство передавало ее частникам. В итоге одни сдавались, но приходили следующие владельцы, и бесконечные суды начинались заново», — рассказывает Жанна Джавадовна. Последние владельцы гостиницы твердо намерены выселить пенсионеров. Они пользуются тем, что в здании скоро начнется масштабная реконструкция.

Реконструкция с «экстрадицией»

Недавно руководство «Останкино» подало иск в суд с требованием выселить стариков в Подмосковье. Дирекция отеля объясняет это тем, что беженцы могли рассчитывать на номер в гостинице, пока здание было государственным, а теперь им предстоит подыскать новое жилье. «Людей, которые здесь проживают, по бумагам здесь нет — они не существуют. Официально они никто. Это мертвые души. Они идут только по внутреннему реестру гостиницы. Случись, например, пожар или еще что-нибудь, они даже в сводку не попадут», — охарактеризовал ситуацию с постояльцами замдиректора отеля Игорь Степанов.

На мой вопрос о том, знал ли владелец гостиницы, что в номерах проживают беженцы, когда покупал ее, Степанов отвечает возмущенно: «Мог знать, а мог и не знать. В любом случае мы не думали, что с ними начнется такой геморрой».

Гостиницу последние хозяева взяли в собственность полтора года назад, а за выселение постояльцев взялись в феврале этого года. «Здание находится в ужасном состоянии. Оно не соответствует никаким требованиям: постройка 50-х годов, трубы прогнили… Гостиница убыточная и нуждается в реконструкции. Сейчас будем ее либо ремонтировать, либо ломать и строить новую. Осталось только решить вопрос с этими людьми. Куда их девать? Их же кинуло государство — вот все вопросы пусть им и задают», — поясняет свою позицию Степанов.

Вообще-то еще при Лужкове правительство города предлагало беженцам переехать в поселок Востряково на территории района Солнцево. Якобы там можно было занять целую квартиру и хорошо разместиться, но Жанна Джавадовна тогда переезжать отказалась. «Дело даже не в том, что они сделали маневренный фонд для беженцев из помещений, откуда людей до этого специально выселяли из-за ужасных условий. Видели бы вы эти квартиры! Они все были разрушены, исписаны и буквально сделаны из мусора, вся ванная была в испражнениях. Без респиратора туда невозможно было зайти. Конечно, можно было найти деньги, сделать ремонт, все поменять, но в квартиру-то пускали всего на год, а потом что?» — вспоминает Капрельянц. Позже в жилищной комиссии ей пообещали подобрать квартиру с лучшими условиями, но тут комиссию передали в МВД, и опять все застопорилось. Время шло, беженка продолжала надеяться и обивать пороги, но все безрезультатно.

Прошлый владелец отеля Сергей Анатольевич Липовой решил действовать «по закону»: он подал на пенсионеров в суд, чтобы те оплатили коммунальные услуги за последние три года своего пребывания в гостинице. Суд удовлетворил иск, и судья назначил бакинцам выплатить «Останкино» по 70 тысяч рублей. Так на ближайшие полгода бакинцы остались без половины своей пенсии. При этом тогда Липовой заявлял, что не собирается выселять беженцев, а наоборот, всеми силами пытается добиться от города, чтобы их расселили.

А нынешний собственник — Михаил Гончарик — задумался уже и о выселении беженцев. Его заместитель пояснил, что и сейчас они не выгоняют людей на улицу, а купили им по однокомнатной квартире в городе Воскресенске Московской области. По словам Степанова, это «однушки» на первом в этаже в доме хрущевской постройки. «Да, пусть это не люксовые апартаменты, но там явно жить лучше, чем здесь. Квартиры площадью 32 метра. Одна квартира нам обошлась где-то в миллион семьсот рублей. Они же уперлись в три тысячи рублей, которые у них вычтут из пенсии, если они переберутся в область. Я считаю, что мы поступаем гуманно: мы же не выгоняем их на улицы», — говорит замдиректора.

Что такое для бизнесменов ежемесячные три тысячи рублей? Иное дело — для пенсионеров. И столичная медицина, которую они теряют, для пожилых людей значит немало. Но позиция «Останкино» четкая и понятная — они не должны нести ответственность за непрошеных жильцов. Они даже подчеркивают, что поступают вполне благородно, мол, из собственного кармана купили им жилье и передают в дар, и теперь пенсионерам осталось немножко поднапрячься с переездом, сделать ремонт небольшой — и в путь. Только они забывают, что речь идет о людях, которым больше 70 лет.

Вот что об этом говорит еще одна жительница «Останкино» — Жанна Иванян: «Нас пытаются переселить куда-то за Москву. Конечно, если бы я прожила там всю жизнь — это один вопрос. Но я 30 лет проработала здесь. Я же не могу уменьшить свою пенсию. Сейчас я живу в районе Ботанического сада: здесь магазины, поликлиника, меня уже узнают прохожие и здороваются. Конечно, мы бы хотели получить квартиру в этом районе, потому что он уже родным стал. Но если это не реально, хотя бы где-нибудь в пределах Москвы. Знаете, в 91 год как-то уже сложно перестраиваться». Сама Иванян всю жизнь проработала бухгалтером в Центре содействия реформе уголовного правосудия. На пенсию вышла только три года назад. «Мы столько несчастий перенесли, все потеряли. Я вообще оптимист и всегда старалась держаться, но сейчас становится все тяжелее», — говорит она.

В борьбе за жилищный вопрос пенсионерам помогает комитет «Гражданское содействие». Как рассказала «МК» председатель комитета Светлана Ганнушкина, нынешние владельцы выкупили здание у государства, и поскольку вопрос с расселением к этому моменту не был решен, то ответственность за предоставление жилья беженцам из Баку легла на плечи новых владельцев отеля. «В какой-то степени логично: ответственность за то, чтобы временное жилье было заменено постоянным на человеческих условиях, несут, конечно, не гостиницы. Но это только с одной стороны. С другой — владельцы же понимали, что приобретают собственность с обременением. Но тогда кто ответственен?» — говорит она. Разумеется, проблему с жильем должен решать не собственник гостиницы, а государство, но «по всей видимости, оно просто забыло о существовании беженцев, так что шанс получить квартиру в Москве у них практически нулевой».

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий